Тревога - любовный рецепт. Психоанализ Лакана.

Причем в каждом из этих случаев речь идет не о наборе тех или иных симптомов, не о диагнозе, но о клинической структуре психики. Тремя структурами дело и ограничивается. Если Фрейд полагал, что невротика можно превратить в обычного несчастного человека, то для Лакана, невроз — структура, не подлежащая изменению; и цель психоаналитической работы — не устранение невроза, а изменение отношения субъекта к своему неврозу, себе самому, своей истории. Две формы невроза — два экзистенциальных вопроса. Вопрос истерии относится к полоролевой идентичности: Лакан занимается психозами всю свою творческую жизнь. Соглашаясь с Фрейдом, что паранойя — парадигма психоза, Лакан рассматривает историю болезни Шребера с точки зрения истории исключения в бессознательном отцовской функции. Функцию эту Лакан называет Именем Отца.

Обзор семинара Лакана о тревоге. Жильбер Диаткин

Желание связано с влечением. Влечения, по Лакану, — частичные проявления желания. Влечения — частичные аспекты, в которых желание себя проявляет. Желание обретается только как желание другого.

качестве ego для Ж. Лакана заключается в характерном для него (нее) факте и есть утраченное», такой взгляд, который возвращает страх, ибо страх.

Структурное измерение Бытие-для-других Реальное выступает как некоторое доязыковое бессознательное, опыт до всяких категорий — это тот хаос впечатлений, ощущений, состояний, влечений и чувств, в котором живет новорожденный младенец до того времени, когда под контролем взрослых, под влиянием культуры и при участии языка он начинает выражать свои переживания с помощью знаковых средств - жеста, осмысленных слогов, слов-наименований, слов-понятий и культурных образцов поведения.

В нем открывается главная функция этой стадии — ребенок устанавливает связи между организмом и реальностью через усвоения образа своего тела. Символическое - это структурный уровень языка и социальных отношений. Узловым моментом является исходная эдипова ситуация, от которой зависят первые формы социальных взаимодействий ребенка. Сама природа Символического состоит в том, что это структурирующее начало, некий порядок, место культуры.

Структурированное, упорядоченное бессознательное желания Реального обретает символические формы для выражения, или, в терминологии Лакана, невыразимая реальность бессознательного, означаемое, находит для себя означающее. Этот порядок ведет за собой появление еще одного важного понятия — Другого с большой буквы. Стоит отметить, что в С. У Лакана Другой определяется строго психоаналитически, как источник и одновременно результат процессов вытеснения и сопротивления.

Я и Другой диалектически связаны между собой, а истоки этой связи коренятся в невозможности осознать и принять истину своего существования Реальное.

Фрейда, ранняя и зрелая. Лакана ! Итак, что же это за неотвратимая опасность, от которой прошибает холодный пот и отнимается голос, так ли мы бессильны и беззащитны перед ней - перед тревогой? Место автора эпиграфа на этот раз занял не психоаналитик, а философ: Отношение свободы к вине есть тревога, поскольку свобода и вина все еще остаются возможностями. Однако когда свобода таким образом, со всей своей страстью, требовательно и пристально всматривается в самое себя, желая при этом держать вину на расстоянии, чтобы ни одной ее частички нельзя было обнаружить в самой свободе, она не может перестать также пристально вглядываться в вину, и само это пристальное вглядывание есть двузначный взор тревоги, точно так же как отказ внутри возможности есть желание.

Начертанная Лаканом картина субъекта — того, что мы обычно называем .. Ведь господин испытывает страх именно от подспудного.

Психоаналитическая школа Психоаналитическая школа — объединение психоаналитиков, близких по своих теоретическим взглядам, клинической технике и этическим принципам. В силу того, что аналитическое знание не может развиваться и распространяться через университетскую, научную или медицинскую систему, школа является оптимальным образованием, в котором — через личный анализ, семинары, картели и клинические ателье — возможно обнаружение знания в его субъективном измерении, исключающее простую передачу от учителя к ученику.

Отличительной особенностью школы является дискурс, содержащий не только теоретические выводы, но и предполагающий особое отношение к субъекту в аналитическом процессе, собственную технику психоанализа и способ осмысления клинического материала и формы работы с ним. Так, например, некоторые школы допускают презентацию клинических случаев внутри рабочей группы, исключая из этого рассмотрения позицию аналитика, тогда как другие признают только супервизорскую практику, считая, что симптом непосредственно связан с переносом, а презентация влечёт разрушение отношений в трансфере, поэтому клинический случай нельзя рассматривать в отрыве от позиции аналитика.

Школа представляет собой специфическую форму циркуляции психоаналитического знания. В отличие от Фройда, стремившегося к распространению знания о психоанализе через институты, организации и библиотеки в рамках одной структуры — Международной Психоаналитической Ассоциации — её филиалов в разных странах, Лакан практиковал качественно иной способ передачи аналитического знания. Сам Лакан, таким образом, создал, разделил и в последствии распустил несколько психоаналитических школ.

Язык и позиция субъекта: Лакановская структурно-семиотическая концепция субъективности

Ален Бадью условно разделяет творчество психоаналитика на три периода [ За это ряд критиков обвиняли Лакана в попытках превратить психоанализ в своеобразную языковую игру, мало пересекающуюся с лечением неврозов. Как раз в это время в фокус его внимания попадает регистр реального, и он разрабатывает клинику наслаждения в дополнение к клинике означающего , подчеркивая тем самым, что психоанализ не исчерпывается одними интерпретациями и работой со словами.

Напротив, он воздействует на реальное при помощи аналитических актов, одним из которых является интерпретация. Также именно здесь он формулирует ключевые для последующих десяти лет своего творчества темы — несимволизируемого тела, объекта наслаждения, психоаналитического акта, взгляда и женской сексуальности. История страха Начиная с года, то есть с момента рождения психоанализа, вопрос о неврозе страха , оставался и остается в центре внимания Фрейда; да и рождению своего метода он во многом обязан именно исследованиям неврозов страха и истерии.

Подобно ей и советология использовала страх (страх Террора) — вместе с идеями Лакана, Жижека и Фуко. Однако сам факт привлечения этих имен.

Предписывая вектор желания, Закон формулирует субъект, задает структуру его психики. Можно сказать, последние двадцать лет Рената занимается критическими исследованиями трансформаций права. Ее дипломная работа была посвящена теории власти Фуко. Так откуда же тревога, если у Фрейда её нет? Психоаналитический дискурс оказывается под мощным давлением дискурса капиталистического.

Фрейда А. Так претерпевает раздвоение под одной обложкой! Неудивительно, что инстанцию эту Фрейд называет подлинным очагом страха. Сама задача управления страхом порождает страх. Отсутствие страха предполагает непредставимую структуру психики.

Психоанализ как развивающаяся система

Человек постепенно начал обобщать и прогнозировать аспекты своего существования, анализировать тот факт, что"вчера я жил — сегодня живу — значит, и завтра буду жить". А обобщения и прогнозы побуждают как-то задуматься хотя бы о том,"КАК я завтра буду жить", - и в конце концов о том,"а буду ли я завтра жить вообще". Вот последнее — страшно. Точнее, страшно даже подумать о том, что"завтра, послезавтра, когда-то в будущем меня может не быть" Страх смерти, страх мыслей о смерти — по сути дела это оборотная сторона инстинкта самосохранения.

У животных такой инстинкт есть, но"страха смерти" нет — потому, что животные, как, кстати, и маленькие дети, и инфантильно мыслящие некоторые взрослые — в основном живут сегодняшним днем.

Работы Жака Лакана входят в списки «самых сложных кни ощущение в теле: от волнения или страха до приступов ярости.

Она противостоит эмпирическому и прагматическому взгляду на как на фиксированную, целостную сущность, которая детерминирована, если и не божественно, то генетически или нейрофизиологически. В то время как лакановское или до-вербальное, нарцистическое я едино, субъект, напротив, расщеплен на сознательную и бессознательную части. В своих текстах Лакан придает значительно большее внимание проблеме субъективности, чем любой психической функции .

На протяжении всех своих работ Лакан стремится разоблачить общую иллюзию, идентифицирующую с субъектом. Она призвана указать на то, что пространство человеческой субъективности конституируется в поле некоторой Абсолютной субъективности. Но одновременно он находит и нечто значительное у Декарта. Не только то, что сомнение обеспечивает силу разума, но что сомнение [63] опровергает любую форму субстанциального единства субъективности.

В том пункте, где Декарт обнаруживает достоверность своего бытия в сомнении, там мысль Лакана близка декартовской. Он также находит основание именно там, где сомневается. В этом смысле реконструируемая Лаканом несубстанциальная субъективность это именно языковая субъективность: Популярность к идеям Лакана пришла после разочарования общества в событиях мая года.

Она была вызвана особым характером его теории, пытавшейся примирить марксизм и экзистенциализм. Как этическая доктрина экзистенциализм представляет собой этику индивидуальной ответственности и разумного выбора. Но как теория субъективности экзистенциализм принципиально остается в рамках картезианства.

Введение в Лакана

Он стал одним из самых оригинальных и влиятельных мыслителей второй половины ХХ века, так как ему удалось постичь Тайну Речи как никому другому. Само существование Тайны Речи открыл его великий предшественник З. Фрейд, дав ей имя Бессознательное. Лакан смог не только развить представления Фрейда, но во многих отношениях он дополнил его классические построения и проложил новые пути для понимания психической деятельности, представленной в структуре Речи и Бессознательном.

Психоанализ Ж. Лакана является малоизученным направлением в Из чего Лакан делает вывод, что страх субъекта перед отцом «носит явно.

Обзор семинара Лакана о тревоге. Жильбер Диаткин Семинар о тревоге отмечает поворотную точку в развитии мысли Лакана с нескольких точек зрения. Во-первых, Лакан, ничего об этом не говоря, оставляет свою теорию о том, что бессознательное структурировано как язык. Также он прекращает попытки отождествить теорию Фрейда со своей собственной.

Он развивает несколько новых оригинальных идей относительно тревоги, и некоторые из них представляют большой интерес, например, связь между кастрационной тревогой и нарциссизмом; другие же, такие как отрицание существования сепарационной тревоги, абсурдны. Главная точка расхождения Лакана с Фрейдом, его неприятие внутреннего мира, также ясно проявляется на этом семинаре.

Семинар о тревоге , проходил в течение —3 академического года.

Стасс Филипп. «Маленький Ганс» как основополагающий случай Фрейда.

Эго Самость Архетипы Реальное - это доязыковое бессознательное,"доопытный опыт", нечто невыразимое, исконное, неизгладимое. Это недоступный именованию хаос впечатлений, ощущений, состояний, влечений и чувств, в котором живет новорожденный младенец до того времени, когда под контролем взрослых, под влиянием культуры и при участии языка он научается, наконец, выражать свои переживания с помощью специально усвоенных семиотических знаковых средств - жестов, осмысленных слогов, слов-наименований, слов-понятий и культурных образцов поведения.

Реальное у Лакана, как и у Фрейда, - изначально телесно-сексуальное, нечто бесформенное и аморфное.

Тезис Лакана в этом семинаре состоит в том, что реальный отец как Лакан собирается здесь дифференцировать страх и тревогу.

Неофрейдизм , Психоанализ автор: Говоря об этом потенциале, я отношу его не только к клинической картине фобии, рассмотренной в этой работе Фрейда, но и к неврозу в целом, более того, - к психическому функционированию в целом. При этом, очевидно, я буду ссылаться не только на оригинал, но и на работы Лакана, показывая, какие прояснения он привнес в его прочтение.

Своим прочтением он помогает нам уточнить понимание некоторых ключевых моментов этой экстраординарной работы Фрейда. Прежде всего, Лакан привлекает наше внимание к тому, как надо подходить к случаю в целом, отмечая и погрешности, которых стоит избегать в клинической практике. Конструкции этого ребенка, - Лакан сравнивает их с мифами, - можно свести к определенному числу составляющих, каждое из которых должно быть сначала выделено и затем рассмотрено в его отношении к другим означающим.

Иначе говоря, ни одно из означающих не имеет какого-либо отдельного односмыслового значения. Итак, последуем за Гансом и его отцом, читая текст вместе с Фрейдом и Лаканом. Итак, мать не поняла, что вопрос Ганса касался различия полов. Более того, ответ матери прозвучал как отрицание этого различия. Впоследствии со стороны матери следует угроза, решительно пресекающая то удовольствие, которое он испытывает от прикосновения к своему пенису: Ответ Ганса на вопрос матери: Итак, подобное смещение - результат первой угрозы кастрации, исходящей от матери.

Тогда Ганс продуцирует целую серию новых образований:

Структурный психоанализ Жака Лакана.

фобия - психологический симптом, характеризующийся избеганием специфических ситуаций или объектов, которые, не будучи объективно опасными, вызывают сильную тревогу. Наиболее распространенными среди них являются зоофобия страх животных , акрофобия страх высоты , клаустрофобия страх закрытых пространств и площадей , агорафобия страх улиц или открытых пространств. В понимании Фрейда фобический невроз является фазой в развитии истерии страха, при которой неспецифическая тревога, проявляющаяся чаще всего в форме приступов, связывается со специфическими внешними объектами или ситуациями, избегание которых становится центральным симптомом заболевания.

Эти фобические объекты и ситуации отображают бессознательно или символически лежащий в основе психический конфликт и соответствующие детские страхи. Наряду с формами фобического невроза определяют специфические защитные механизмы, такие, как смещение с одного объекта но другой, например, с отца, вызывающего страх, на какое-либо животное , проекция или экстернализация например, с внушающего страх сексуального возбуждения на езду на автомобиле.

Одно имя Жака Лакана вызывало страх в сердцах аспирантов, которых однажды попросили оспорить его крайне сложные работы.

Чувство жуткого вселяет в нас не то, что нам незнакомо или чуждо, а то, что было нами пережито, но затем вытеснено в область бессознательного. Говоря о жутком, мы оказываемся в той точке, которая находится на пересечении двух кругов: Эта работа поможет нам прояснить некоторые позиции современного искусства. Мы конструкторы той реальности, которая к нам затем возвращается в качестве некой реальности. Современное искусство и современная фотография в большей степени пытаются совладать с теми травмами, которые сопутствуют рождению и становлению человеческого субъекта.

И это рождение и становление человеческого субъекта сопровождается не только радостью, счастьем и весельем, но и тем аффектом, который Фрейд называет разменной монетой всех аффектов: Фрейд говорит о том, что любой аффект — любовь, вина, ревность — в любой момент готовы трансформироваться и превратиться в страх. Фрейд выделяет из страха некоторую область, которую называет областью жуткого. Жуткое — это одна из форм проявления страшного, одна из форм проявления страха.

В каком-то смысле я бы сказал, что нет такого искусства, которое не было бы жутким. То есть если все доводить до крайности, то любое искусство, даже если это прекрасная картина Ренуара или замечательная фотография Мэпплторпа, так или иначе содержит в себе фигуру жуткого. Здесь мы видим фигуру удвоения:

22.06.2017 Сильвия Липпи «Спиноза, Фрейд, Лакан: клиника аффектов»